Thu05172012

Дерево жизни

_1_opt12

Весна и осень – время активизации загородного строительства. Деревянное домостроение как отдельный сегмент занимает все более значительные позиции, забирая на себя все большую долю рынка. Но эту тенденцию вряд ли можно считать возвращением «к истокам», скорее наоборот.

Игроки и предпочтения

Выставка деревянного домостроения Holzhaus на ВВЦ внешне демонстрирует если не преобладание, то присутствие на рынке значительного числа зарубежных игроков. На самом же деле доля покупок деревянных домов у иностранных производителей россиянами занимает не более 10% от всех объемов продаж. Причина – таможенное регулирование, что примерно на 60% увеличивает стоимость ввозного продукта. Это вполне позитивно оценивается российскими игроками. Однако они же и признают: лишь 20% продаж приходится на так называемое индустриальное дерево. Все остальное – это товар кустарных производителей и артельной сборки.

Именно поэтому Ассоциации деревянного домостроения (АДД) и появляющимся высокотехнологичным производителям приходится вести работу по просвещения масс – объяснять, в чем разница между оцилиндрованным бревном и клееным брусом, в чем роль обработки дерева, как меняются его свойства и пр. И конечно, пытаться бороться с мифом об уязвимости дерева как легковоспламеняющегося и быстросгораемого материала.

Задача вполне соответствует тенденциям рынка. По данным Росстата РФ, в 2011 г. было построено и приобретено частными инвесторами 198 тыс. малоэтажных домов, в их числе 76 тыс. (то есть почти половина) – это дома из дерева. В Подмосковье в 2012 г. еще до наступления активного сезона доля продаж деревянного жилья уже составила 50%, оставив домам из других материалов 49% рынка. То есть в целом интерес к дереву растет.

В компаниях, которые не только строят, но и самостоятельно продают дома, констатируют следующее. Анна Шишкина, директор по стратегическому развитию УК «Абсолют Менеджмент» отмечает: чем дороже поселок и чем больше покупателей рассматривают его как место для отдыха, тем выше в нем процент деревянных домов. И это понятно: в них комфортно жить, они спокойно выдерживают российские климатические нагрузки. Хотя в массе своей деревянный дом у большинства пока ассоциируется с дачей. Но при этом все без исключения строят из дерева бани. Прослеживается и рост к качественному дереву: самая популярная технология – дома из бруса, клееного или профилированного. На втором месте – «кругляк», оцилиндрованное бревно. На третьем – деревянно-каркасные дома. Конкретные примеры УК: в поселке «Лесная слобода» (12 км Киевского ш.) 40% покупателей строят деревянные дома, в «Цветочном» (25 км Калужского ш.) – 60%. По словам Александра Черных, генерального директора Ассоциации, в целом, признание дерева – тенденция мировая. И она активно поддерживается в связи с развитием в мире политики управления климатом.

В АДД заинтересованы в росте предпочтений к качественному продукту. Сейчас развитие индустриального домостроения связано с экспортом в Россию современных технологий, закупкой современного оборудования, тщательным контролем качества. Ассоциация в этой связи имеет научную базу в Санкт-Петербурге, открыв там офис в 2003 году, и недавно организовала представительство в Москве – для распространения идей деревянного домостроения в России. По словам Олега Паниткова, представителя совета Партнерства ассоциации, наряду с тем, что в целом Россия отстает от зарубежных стран в вопросах контроля и эмиссии СО2 (уровень выбросов гораздо выше), вопросы экологии по степени важности для потребителя уже сопоставимы с вопросами цены. Идею малоэтажного строительства поддерживает федеральная власть: новая территория Москвы заявлена как территория малоэтажного домостроения. Это подчеркивается и интересом к деятельности самой АДД: в нее входят все крупные производители деревянных конструкций для домостроения. АДД вошла в Международную ассоциацию деревянных строителей. В Москве открыт офис АДД при Торгово-промышленной палате, через который поддерживаются тесные связи с региональными производителями.

Как часть загородного пространства

Сейчас рынок формируется благодаря целому ряду разнонаправленных факторов – действующих как в минус, так и в плюс его продвижению к вершинам цивилизованности и упорядоченности. Сложности развития отрасли связаны с отсутствием нормативной базы – шкала качества никак не задана. Сейчас ассоциацией разрабатываются свои стандарты качества деревянного домостроения, идет разработка Еврокодов, которые включают в себя и большой раздел, касающийся деревянного строительства.

Кроме наличия стандартов, отсутствия сертификации услуг деревянных домостроителей, не регламентированы и выбросы СО2. А это, наряду с ужесточением требований к энергоэффективности объектов, могло бы простимулировать деревянное строительство. По всей очевидности, сознание того, что наша страна – это страна гигантских энергетических запасов, еще долго будет тормозом для развития экологических и одновременно высокотехнологических направлений в домостроении, и поэтому не так активно, как в Европе.

В целом анализ негативных и позитивных моментов говорит о том, что даже такой особенный сегмент рынка, как рынок деревянного домостроения, неотделим от рынка загородной недвижимости в целом. Оценки Семена Гоглева, заместителя Председателя Совета партнерства ассоциации, коммерческого директора Департамента домостроения ЗАО «Инвестлеспром», с наблюдениями компании «Абсолют» вполне совпадают. Загородные дома в России и в Подмосковье в частности – это объекты или для временного или для постоянного проживания. Такая ситуация довольно устойчива.

А вот сама конъюнктура рынка меняется, причем кардинальным образом. Рынок готового жилья в Подмосковье бурно развивался до 2008 г. Например, в 2007 г. объем продаж готового жилья составил 83% всего объема, а далее, в кризис показатель упал до 17%. Сам загородный продукт за пять лет вырос в объеме в 10-20 раз, однако сейчас предложение преимущественно составляют участки без подряда. При этом «деревянные» предпочтения растут: если в 2007 г. на долю таких покупок приходилось всего 40%, то сейчас уже 52%. И в ближайшие годы тенденция будет развиваться – за счет развития технологий. На деле это означает уменьшение срока сборки домов и даже снижение стоимости кв. деревянного метра дома индустриальной сборки – за счет развития производств, конкуренции и пр.

В качестве плюса в АДД отмечают очищающий эффект кризиса: часть кустарных производств ушла с рынка. Изменился и состав покупателей: инвесторов среди них почти не осталось. Стоимость продукции растет, но рост не превышает уровень инфляции.

То, что все предложение формируется за счет участков без подряда, это потенциальный рост незавершенных проектов. И это – тоже фактор отрицательный. Если инвестору не удается привлечь достаточного числа покупателей к проекту, возникает дефицит средств на развитие инфраструктуры – дорог, сетей, социальных объектов. Проекты медленно развиваются, потребители теряют, что называется, уверенность в завтрашнем дне. Да и сами они, купив землю, с большим опозданием начинают стройку – по всей видимо, из-за дефицита средств.

Секреты хорошего леса

Когда говорят о том, что Россия в течение всего последнего времени семимильными шагами движется вперед, стремительно наверстывая упущенное в течение советского периода, не так уж много примеров возникает перед глазами, которые позволяли бы убедиться в этом.

Между тем, вся отрасль индустриального деревянного домостроения занята именно этим: создает производства, покупает оборудование, ведет контроль качества, учится продвигать товар. И конкурировать.

Так, по оценкам компании Good Wood, в Московской области существует примерно с десяток производств деревянных домов, созданных и ориентированных на формирование цивилизованного и высокотехнологичного рынка деревянного домостроения. Good Wood – в их числе и даже является лидером. Кроме броского и красивого иностранного названия 7 лет назад организаторы этого бизнеса создали производственную площадку в Зеленограде, закупили немецкое и итальянское оборудование, организовали лабораторию по контролю качества продукции. Сегодня силами более трех десятков штатных архитекторов cоздан целый «модельный ряд» домов. Объем предлагаемых проектов настолько велик, что уже составляет толстый иллюстрированный каталог. В результате бурной деятельности за 7 лет было создано два завода общей площадью 10 тыс. кв. м, построено 2,5 тыс. домов в соответствии с мировыми аналогами. География их распространения уже довольно широка: объекты собраны в странах СНГ, в разных регионах России, включая даже Находку.

Производственная цепочка заимствована у западных производителей. От кустарного процесса изготовления продукта она отличается коренным образом. Ее сложность и высокая точность влияют на качество, и в свою очередь определяют цену конечного продукта. Один из ключевых моментов – тщательный отбор и высушивание сырья, что предупреждает деформацию будущего объекта. Приобретаемое дерево (преимущественно северных пород) после прохождения первичного контроля качества сначала сушат естественным путем, затем искусственно – размещают в специальных немецких камерах Muhibock Vanichek и подвергают контрастному охлаждению и нагреву. Ход процесса и состояние дерева отслеживает компьютер. Когда влажность древесины снижается до уровня 10%, что соответствует уровню влажности мебели, начинается процесс кондиционирования. В течение двух суток доски хранятся при комнатной температуре для выравнивания влажности по всему объему.

Второй этап – раскрой бруса с нарезкой венцовых пазовых соединений (чашек). Он включает семь сложных операций – три операции строгания и четыре операции торцовки. Немецкая система точной автоподачи «EXACT» для позиционирования бруса в зону торцовки и фрезеровки позволяет достичь точности 0.1 мм при изготовлении деталей дома. Каждый этап завершается проведением замеров – и с помощью компьютера, и вручную – с помощью штангенциркуля.

После такой многоэтапной обработки деревянные доски склеивают специальным клеем. Это еще один ключевой момент производства. От качества химического состава клея, выверенной консистенции, тщательности нанесения зависит конечный результат – экологичность и надежность бруса. На заводе используется клей датской компании Akzo Nobel, мирового лидера, сумевшего сделать свою продукцию такими свойствами, как надежность и при этом безопасность. Akzo Nobel – это клей на древесной основе, именно поэтому он нейтрален и, следовательно, экологичен.

В прочности бруса можно убедиться с помощью небольшой доски, являющейся фрагментом целого блока: если ударить по ней тяжелым металлическим предметом, разрушится массив дерева, а не склеенный шов.

Несмотря на тщательность всех операций, в компании подчеркивают высокую производительность работ: один дом средних размеров производится за 3 смены (3 дня в зимний период) или полтора суток в летний период.

Кроме производства, Good Wood cоздали и целую систему промышленной сборки объектов, в процессе которой занято около 500 человек, а также отдел логистики. Существуют десяток поселков, застроенных продукцией Good Wood.

Один из часто задаваемых вопросов производителям современного деревянного строительного материала звучит так: теряет ли свои свойства дерево, если обработать его пусть даже качественными антипиренами, неядовитыми жидкостями против гниения и прочей продвинутой «химией», повышающей его надежность. Как объясняют специалисты Good Wood, преимущество дерева – в его пористости. Микротрещины – это то, что сохраняется в нем после любой обработки, даже после нанесения краски. Деревянный дом – это объект, где за счет микротрещин происходит постоянное проветривание, что на бытовом уровне можно сравнить с замедленным во времени сквозняком, который и сообщает материалу его экологичность и комфортность.

Нехоженые тропы

Однако было бы неверно думать, что развитие высокотехнологичных производств – этот потолок, до которого сегодня можно быстро и успешно дотянуться России, уже вовлеченной в процесс создания качественного деревянного продукта. Существует немало поистине нехоженых троп, по которым мировой производитель считает необходимым идти уверенно и твердо. Например, реконструируя старые дома, иногда за счет надстройки деревянных этажей. В РФ это практически не применяется. Есть и мировой опыт многоэтажного деревянного домостроения: западные стандарты допускают возведение домов до 9 этажей. Сооружение малоэтажных домов в черте города – тенденция, почти забытая в России. А есть страны, даже не обладающие территориями, сравнимыми с РФ, которые развивают это направление очень активно. Например, Швеция. И, наконец, технология комбинированного домостроения. Пока в России, в Петербурге используется лишь технология комбинированных каркасов для строительства панельных домов. Единичным на нашем рынке можно считать и объекты с большепролетными деревянными конструкциями в своем основании.

И конечно, не стоит забывать о финансовом стимулировании тех, кто развивает деревянное домостроение. В разных европейских странах оно используется по-разному – с помощью прямых преференций застройщикам в виде доплат от самых различных фондов, или с помощью налоговых освобождений. В России пока все идет за счет энтузиазма производителей и приобретателей.

Госполитика

2_opt
Думать о молодежи