Thu05172012

ЦНИИП: в поисках решений

korotaev

Ключевым словом конца 80-х было – «перестройка», сегодня у нас на устах модернизация. Модернизация технологий, отраслей хозяйствования, наконец, всей страны... Никто не спорит, модернизация – дело хорошее и нужное. Но что нам делать с нашими исконными бедами – бездорожьем и вымирающими городами, как быть с миллионами россиян, доживающих свой век в неблагоустроенных домах? Только по официальным данным это едва ли не треть населения. Мы, жители одной из богатейших по своим природным ресурсам стран, так и не научились обустраивать необъятные просторы своего Отечества, и до сих пор не осознаем, как организовать пространство, на котором мы живем. А без этого осознания никакого движения вперед просто быть не может, считает директор Центрального научно-исследовательского и проектного института по градостроительству Российской академии архитектуры и строительных наук, Заслуженный архитектор России Владимир Коротаев.

Владимир Прохорович, не первый год вы пытаетесь достучаться до властей с идеей создания единой концепции пространственного развития страны. Возможно ли это – нарисовать этакий генплан всей России?

Не только возможно, но и необходимо, сама жизнь ставит перед нами такие задачи. Не надо забывать, что еще несколько десятилетий назад такие документы были. Наш институт традиционно разрабатывал основы градостроительства в России, нормативную и методическую базу, другие основополагающие документы, в том числе, Генеральную схему расселения на территории СССР (1982 г.), на основе которых создавались схемы территориального планирования, которые учитывались при размещении производительных сил и т.п. Принятый в 1998 и скорректированный в 2004 году Градостроительный кодекс РФ многое изменил, сегодня мы пожинаем плоды этих преобразований. И дело даже не в том, что документ этот требует кардинальной перестройки, мы по сути уже подошли к этому. Сегодня все более очевидным и злободневным становится вопрос о создании федеральной программы пространственного развития территорий в рамках всего государства. Та же стратегия 2020 останется чисто декларативным документом, если не будет иметь территориальной привязки. Ведь для того, чтобы развивать промышленность, надо понимать, где и какие производства строить, с учетом территориальных предпосылок. Необходимо дать ответы на вопросы, какие дороги и где в первую очередь прокладывать, какие города развивать, как удержать население малых городов? Причем все это должно быть взаимоувязано на федеральном уровне.

Действительно, сегодня неконтролируемая миграция населения достигает угрожающего уровня – пустеют территории Западной Сибири, люди стараются перебраться в Центральный федеральный округ. Буквально на глазах исчезают поселения в центре России, примыкающие к Москве. В той же Тверской области за последние десятилетия исчезло более 1200 населенных пунктов. Зато до невероятных размеров увеличивается население Московской агломерации. Можно ли с этим что-то делать?

Нужно. На самом деле эта задача не только экономическая, но и политическая. Невозможно регулировать расселение населения чисто административными мерами. Если человек, живущий в Твери, получает за свою работу 10–15 тыс. рублей, а в Москве он сможет получать в пять раз больше, то и гадать не стоит, куда он поедет в поисках работы. Отсюда уродливые перекосы в развитии городов, некомфортных для проживания. Именно то, что мы получили с Москвой. Огромный, непомерно раздутый мегаполис, где транспортная и инженерная инфраструктура отстает от развития жилищного строительства в 4 раза. Плотность улично-дорожной сети в столице составляет лишь 8% ее площадей, а надо бы довести эту цифру до 25%. Должны быть совсем иные механизмы, контролирующие миграцию населения, в том числе экономические и планировочные. Надо развивать областные города. И для этого у нас есть механизмы создания свободных экономических зон с помощью государственно-частного партнерства, поддержки территорий в рамках федеральных целевых программ. Государство должно вкладываться в развитие инфраструктуры. Об этом говорит мировой опыт. Именно так в прошлом веке во время великой депрессии поднималась из разрухи экономика США, именно благодаря развитию инфраструктуры в считанные десятилетия расцвел Китай.

Но ведь есть и у нас масштабные проекты по созданию инфраструктуры – в рамках подготовки к саммиту АТЭС, Олимпиады в Сочи, Казанской Универсиады...

Да, такие проекты есть, но их очень мало. На самом деле Россия должна стать транспортным хабом №1. Мы должны активно развивать транспортную логистику, она у нас сегодня очень плохо размещена географически. Сегодня около 60% таможенных работ происходит в Москве. К примеру, получает Новосибирск товары из Китая, а растаможка грузов идет в Москве. Этот же нонсенс! Надо строить дороги, а не заниматься пустой декларацией. Россия располагает огромным опытом имперского строительства, но этот опыт, как и примеры в области развития городов и политики градоформирования других стран, остаются невостребованными. Предлагаемая нами концепция пространственного развития территорий покоится на трех китах: контролируемая миграция населения, размещение мест приложения рабочей силы, развитие дорожно-транспортной инфраструктуры. Необходимость такого подхода, вроде бы, всем понятна, но до конкретики дело пока не доходит.

Согласно постановлению правительства РФ, все российские города должны разработать собственные территориальные схемы до 2012 года. Станут ли эти схемы первым шагом в реализации вашей концепции?

Безусловно, нам придется базироваться на этих разработках. Но, как показал анализ, на 80% такие схемы разработаны некачественно. Нередко они создаются даже без обосновывающих материалов. Во-первых, не хватает специалистов в области градостроительства, во-вторых, отсутствуют методики разработки документов планирования и требования к ним.

И, наконец, в-третьих, 94-ФЗ в части планирования позволяет заниматься разработкой подобной документации специалистам без должного опыта работы. В действительности все происходит примерно так. По 94-ФЗ объявляется конкурс на генплан какого-то города. И организация, чаще всего, ничего за душой не имеющая, но дающая большое снижение стоимости работ, принимается за дело. А поскольку критерии оценки качества для подобного рода документов отсутствуют, мы имеем схемы планирования лишь формально. Говорить об их качестве довольно сложно.

Но и это еще не все. Остается много вопросов по схемам территориального планирования отраслей – здесь вопреки логике действует остаточный принцип, никто по большому счету такими документами активно не занимается. Единственный Минтранс сделал попытку создать такую схему, но разработал ее так, что до сих пор не может согласовать.

Предлагаемая вами концепция пространственного развития территорий России – документ сверхмасштабный, под силу ли одному институту, пусть и с 70-летним опытом подобной работы, такие планы осуществить?

Мы не собираемся работать в одиночку, будем привлекать коллег из других ведущих институтов страны, их мало, но они еще остались, будем опираться на лучшие региональные и отраслевые разработки, надеюсь, что они все-таки появятся, планируем использовать мировой опыт так, как сделали это при разработке концепции Большой Москвы.

Известно, что ЦНИИП градостроительства выиграл объявленный московским правительством конкурс и вошел в десятку тех организаций, которые работают над проектом расширения Москвы. Как идет эта работа?

О самой концепции Большой Москвы говорить пока рано. В конкурсе участвовали 67 организаций, российских и зарубежных. В результате отобрано 6 зарубежных и 4 российских. Мы работаем совместно с тремя иностранными компаниями. Надеюсь, что у москвичей в скором времени будет возможность оценить нашу работу.